Эксклюзив
Тер-Акопов Георгий Рубенович
05 апреля 2017
2458

Бывший директор ФГУП «Консервный завод ФСИН России» Павел Беликов заключил досудебное соглашение со следствием: комментарий адвоката Георгия Тер-Акопова

Main img 1559

Комментарий председателя МКА «Тер-Акопов и партнеры», адвоката по уголовным делам Георгия Тер-Акопова:

«Как сообщает «Коммерсантъ», экс-министр территориального развития Саратовской области и бывший директор ФГУП «Консервный завод ФСИН России» Павел Беликов пошел на сотрудничество со следствием. Предприниматель, обвиняемый в хищении 1,5 млрд рублей, уже выдал имена сообщников. Кроме того, он назвал фамилии должностных лиц ФСИН, которым давал взятки, и готов подтвердить показания во время очной ставки.

Специфика расследования уголовных дел экономической и коррупционной направленности весьма сложны и своеобразны. Главное – это добыть, собрать должным образом и закрепить доказательства, способные обеспечить обвинению безоговорочное доказывание вины привлекаемого к уголовной ответственности. Основным источником доказательств по таким делам служат результаты оперативно-розыскной деятельности (прослушка телефонных разговоров, аудио и видеозаписи и пр.), свидетельские показания иных фигурантов дела, документы, подтверждающие незаконные действия, выводы назначаемых следствием экспертиз. Для человека, не посвященного в лабиринты УПК РФ (правил расследования), информация о том, что тот или иной фигурант дела дал на другого человека изобличающие показания, может восприниматься им как достаточное, для признания его виновным. Однако это совсем не так. 

 

Для признания человека виновным в совершении преступления доказательная база обвинения не может ограничиваться одним единственным доказательством или рядом доказательств, полученных из одного и того же источника. Это означает, что если один обвиняемый изобличил другого человека, дал на него показания, то информация, содержащаяся в протоколе допроса, носит доказательный характер. 

 

Бывает, что других доказательств нет, но с целью увеличения их количества, следователь проводит очную ставку, во время которой фигурант подтверждает ранее данные показания, а следствие считает, что уже двух доказательств может быть достаточно для установления вины, что, конечно же, не правильно. Другое дело, если информация о причастности другого лица подтверждается еще и документами. Если дело касается взяток, то достаточно добыть документы (доказательства) получения денежных средств, или иных благ, например, оплата поездки заграницу, оплата путевок, оплата стройматериалов, или иных услуг, и установление предполагаемых за это действий взяткополучателя. Например, в практике был случай, когда взяткодатель изобличил взяткополучателя, а следствие установило оплату взяткодателем в пользу взяткополучателя дорогого отдыха заграницей, а также факт служебного попустительства со стороны взяткополучателя в интересах взяткодателя, и этого было достаточно для суда, который установив вину, вынес обвинительный приговор. 

 

Иное дело – мошенничество, то есть хищение чужих, в том числе и бюджетных, средств. Здесь не обойтись без большой бумажной волокиты, делающей расследование весьма объемным и продолжительным. Еще более сложнее, когда дача взятки переплетается с мошенничеством, когда при совершении мошенничества необходимы либо лояльность какого-либо должностного лица (бездействие), либо его активные незаконные действия, вопреки интересам службы. И все эти обстоятельства должны быть доказанными.

 

Специфика защиты выражается в ее правильной тактике, а это, в свою очередь, зависит от правильной оценки доказательной базы. В конкретном случае, господин Беликов вероятно посчитал, что «вляпался» по полной программе, и экстренно занялся попытками смягчить грядущее наказание. Тактика тут одна – признание вины, содействие следствию и изобличение соучастников, что закрепляется досудебным соглашением о сотрудничестве со следствием. Упрекать за это, наверное, не стоит никого, каждый сам хозяин своей судьбы, а «своя рубашка» всегда «ближе к телу».

 

Ну а если это сделано под давлением? И человек, в отношении которого поступила обличающая информация,не виновен? А тут уже другие тактика и стратегия защиты. Самое обидное, что невиновного могут изолировать от общества, применив меру пресечения в виде содержания под стражей. Спасением может быть только твердость духа и грамотность и последовательность действий защиты. Не смотря на декларацию о том, что обвиняемый не должен доказывать свою невиновность, а бремя опровержения доводов защиты лежит на стороне обвинения, это только декларация. А на практике, в большинстве случаев, приходится доказывать, что подзащитный не «верблюд», а доводами защиты обвинение, а в некоторых случаях и суд, заниматься не любят. Вот и получается, что не легкая это работа, из «болота» тащить подзащитного!»

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован